Меню


    Форма входа

    Категории раздела

    Астрология [1]
    Биоэнергетика [8]
    Викка [6]
    Вуду [5]
    Демонология [4]
    История [5]
    Йога [3]
    Магия Стихий [3]
    Магия Хаоса [2]
    Некромагия [7]
    Обучающий курс [5]
    Растения и их свойства [6]
    Ритуальная магия [13]
    Руны [4]
    Сущности [10]
    Таро [2]
    Технические определения [3]
    Шаманизм [4]
    Чакры [9]
    Видео [12]
    Разное [5]

    Последние материалы

    Поиск

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Ссылки


    Рейтинг@Mail.ru

    SEO services - site-submit.com.ua

    Рейтинг магических сайтов
    Понедельник, 20.11.2017, 10:02
    Приветствую Вас Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Эзотерическая группа Silvana

    Каталог статей

    Главная » Статьи » История

    Общие сведения о магии.
    Все значительные магические искусства до эпохи средневековья были частью традиционных для того времени религий. Действительно, некоторые виды магии устарели и были заменены. «Изгоняй ведьм отовсюду», — говорит Ветхий Завет, но гадание, запрещенное ведьмам, продолжали практиковать священники, использующие Urim и Thummim (в иудаизме - предметы из металла или драгоценных камней с выгравированными на них символами, которые носили в качестве нагрудника высшие священники и которые использовались как жребий, чтобы узнать ответ Бога - да или нет - на интересующий вопрос). Можно привести сотню подобных примеров. Другими словами, было две магии — современная, узаконенная и устаревшая, незаконная. В позднем иудаизме и, тем более, в христианстве устаревшую или относившуюся к другому направлению магию объявляли делом рук дьявола.
    В Библии говорится о магии как о реальности, которую никто не оспаривает. Широко распространенное осуждение оккультистов не происходит из подозрения, что их магию можно использовать в целях обмана. Это осуждение лишь свидетельствует, что магия может быть вредна с моральной точки зрения, а также для общества, так как она занимается запретным и действует вопреки учению Божьему. Священное писание, однако, рассматривает Бога как властителя, которой вершит суд над людьми. Религия Моисея. как и христианство, отвергла магию как запрещенную властью Божьей. Так как религия сама имеет магические начала, то в ее ритуале содержалось много элементов, происхождение которых от магических корней едва ли может быть опровергнуто.
    Яннес и Ямбрис - маги при дворе фараона - могли также повторить многие из чудес, которые совершал Моисей: превращать посох в змей или создвать огромное колличество лягушек. Подражать Божественному чуду пророка их должно быть научил сам черт. Но власть черта была, все-таки ограничена, хотя маги могли "призвать" лягушек. но не смогли сделать так, чтобы они снова исчезли. Таким образом. Библия делает различие между настоящим чудом, которое исходит от Бога, и чудом сатанинского, черного искусства.
    Всегда при упоминании тайной науки речь идет, в конечном счете, о магии, о результатах магического мышления. Слово "магия" произошло от древнеперсидского "Магуш" - так назывались у медеров и персов священники религии Заратустры. В то время как сегодня магия обычно приравнивается к волшебству и любого волшебника, делающего ошеломляющие трюки, называют магом, настоящие маги древности были теологами и учеными, так как они изучали оба вида деятельности одновременно. Однако для них не существовало мысленного разделения различных сфер познания.
    Древние легенды гласят, что Гермес однажды собрал своих учеников и дал им задание: «Разработайте адаптированные эзотерические знания для профанов...» Термин «профан» означает: «не прошедший инициацию в эзотерический клан». Ученики Гермеса разошлись по всему миру. Стали возникать религии. Поэтому у всех религий один и тот же корень – Древний Египет, хотя в настоящее время они претерпели серьезнейшие трансформации. Так, например, христианство стало самым «махровым сатанизмом», не имеющим ничего общего с учением Христа. Многие религиозные воззрения настолько изменены, что практически стало невозможным увидеть первоначальный скрытый эзотерический смысл. Эти трансформации привели к тому, что вся наша жизнь сейчас пронизана магическими культами и ритуалами. Тщательно скрываемые ранее знания в профанированном виде стали доступны любому желающему. Это произошло не случайно. В былые времена были единицы великих эзотериков. Теперь же стало много ничего не смыслящих никчемных колдунов и магов.
    Магия и колдовство являются лишь прикладной частью теоретической эзотерики. Называющий себя магом или колдуном тем самым занижает свой интеллектуальный потенциал и энергетический уровень. Эзотерика подразумевает многоплановое знание. Магия – это лишь конкретная сторона действия. Подняться выше уровня деревенских колдунов и выйти на уровень эзотерики – довольно-таки непростая задача. Можно ограничить себя в еде и других земных благах, как это делают йоги. Можно выучить наизусть всю магическую литературу со всеми необходимыми ритуалами и кабалистическим языком символов. Но для того, чтобы стать эзотериком, необходимо, кроме широкого кругозора во всех сферах знаний, еще и жить в эзотерике.
    В магическом искусстве Goetic тесно переплетены заклинания и колдовство, иллюзии и шарлатанство. Оно возникло в некотором роде случайно, знаменуя собою расцвет черной магии, разновидности магии практической, вышедшей из недр католицизма и светских искусств. Это подразумевает, что существует и некая теоретическая магия, или, можно сказать, философия магии, которая в свою очередь также имеет две ипостаси: в наши дни она заключается в разнообразных попытках дать объяснение, рабочую гипотезу для сомнительных явлений прошлого; в древние же времена она представляла себя в качестве авторитета и обладателя привилегии на особенное и тайное знание; — эта магия скорее обучала, чем объясняла. Кроме того, она создала источник такого авторитета — школу, или школы, выдававшие, так сказать, сертификаты, подтверждавшие звание магистра-толкователя. Речь, вероятно, шла о той высшей магии, которая оправдывает истинное значение понятия магия; это была наука о той мудрости, что обретается годами с опытом и знаниями, в особенности мудрости, возросшей в святых убежищах во времена Magi (волхвов). Таким образом, прежнее великолепие свелось к утилитарным целям; разница между тем, что мы знаем о высшей магии, и тем, какие формы она обрела впоследствии, столь же велика, как между триумфом и позором.
    Если магия в своём истинном и первоначальном значении приравнивалась к высшей мудрости, то, очевидно, у нее не было ничего общего с теми многочисленными ритуалами и церемониями, которые и составляют практическую магию. Будучи мистиком, я уверен — это была, и остается его поныне, святая наука древности и она выразилась в том опыте, с которым приходит мудрость; но ни упомянутые мной ритуалы и церемонии, ни благоговение перед ними не имеют отношения к истинно великому знанию. Таким образом, в данном исследовании мы не станем рассматривать даже возможность взаимосвязи между ними. Я также отвергаю — и далее мы увидим это — различие между светлой и темной сторонами магических процессов, но не потому, что его не существует вовсе, а потому, что их добро и зло растворяются одно в другом и происходят из одного источника. Вопрос в том, имели ли магические ритуалы вообще какое-либо отношение к древней тайной традиции и, таким образом, являлась ли практическая магия частью этой традиции до или во времена христианства. Если и являлась, то только —тем более что история подтвердила это — бесполезной ее частью; и хотя это не прибавляет ей почтения, тем не менее, разъясняет нам истинное положение вещей. Судя по всему, всякий мистический вздор с самых древних времен незаметно проникал в Гримуары, Ключи Соломона и другие бесчисленные ритуалы, которые являются письменными источниками магии.
    В 1889 году некий толкователь бесплодной и бесполезной части каббалы, издал на английском языке один из текстов церемониальной магии, озаглавленный Clauicula Salomonis, или Ключ Царя Соломона. Во введении к своей работе он утверждал, что у него не было причин сомневаться в авторстве Соломона, что, с точки зрения критики, дает основание оценить его квалификацию исследователя как mentor stultorum (от лат. stultus — дурак). Добавим к тому же, что он предпринял свой перевод скорее для тех людей, которые всерьез верят в действенность магических обрядов и могут, дабы получить подтверждение своей вере, пожелать убедиться в этом на практике.
    За этим исключением основная часть литературы о теургическом церемониале в различных его проявлениях осталась недоступной большинству читателей. Помимо тех, кто увлечен оккультизмом, вероятно, есть многие, кому цельное исследование магической процедуры покажется небезынтересным, главным образом, возможно, в качестве редкого примера доверчивости наших предков, но также и как имеющее историческое значение; такие издания, правда, скорее отталкивают, нежели привлекаюттех, кто интересуется оккультизмом. В представленной работе было, насколько возможно, рассмотрено несколько важных аспектов. Предмет рассматривается с библиографических и критических позиций; чтобы сделать исследование более полным, автор задействовал все те источники информации, которые за многие годы работы стали ему известны. В то лее самое время, зная, что есть разряд читателей, которые не считают ниже своего достоинства называться приверженцами оккультизма, независимо от моего отношения ко всему этому, я проанализировал тексты, на которые распространяется их интерес, в двух важных отношениях, что, надеюсь, не оскорбит представителей исторической науки. Если для них важно строгое соблюдение принципов научного подхода, то церемониал, представленный в этой книге, абсолютно соответствует оригиналам и поэтому нет нужды обращаться к первоисточникам для определения любых сомнительных моментов древних магических обрядов. Следует сказать—хотя бы в расчете на скромное признание ими моих трудов, — книга на самом деле не хуже оригиналов, потому что она составлялась системно. Так что те, кто считает себя имеющим отношение к ритуалу церемониальной магии, обнаружат, что его бесчисленные обряды в целом не искажены.
    Другой вывод, касающийся интересов приверженцев оккультизма, более важен, хотя, скорее всего, они не согласятся с тем, что за ним кроется. Роберт Тернер, английский переводчик Магических Элементов, написанных или, вернее, якобы написанных, несчастным Питером Абано (Peter Abano), характеризует этот трактат как пример «магического тщеславия». Этот термин, возможно, использовался в символическом смысле, с намеком, что большинство вещей, которые имеют отношение к окружающему нас миру явлений, слишком тривиальны. Итак, главная цель данного исследования состоит в том, чтобы показать, основываясь на первоисточниках, полную ничтожность церемониальной магии и иллюзорный характер различия между белой и черной магией. Церемониальная магия, возникшая благодаря истинному магическому знанию, не имеет с этим знанием ничего общего; скажу лишь, что судя по плодам, которые она произвела, она дважды заслуживает смерти. Исходя из моих убеждений, было бы недостойным отрицать, что существуют разные магии, или что даже внутри святая святых оккультизма есть свои секреты и тайны. Но письменные ритуалы, представляющие из себя низкую и скандальную, тривиальную и едва понятную пародию на истинную магию, живы еще только благодаря своим самозванным толкователям или, если пощадить их самолюбие, они соотносятся с подлинной мудростью «как лунный свет и солнечный, как вода и вино». Их толкователи не утруждают себя доказательствами; но в любом случае можно сказать, что если тайны и таинства есть результат проявления не величия человеческого духа, а неизведанных сторон его психики, то Богу здесь нет места. Как мистик, я уверяю приверженцев оккультизма, что здесь они имеют дело именно с отвратительными проявлениями психического безумия, так что, когда они начинают знакомиться с учениями, возникшими на этой почве, — если есть такая возможность—они сталкиваются с теми же самыми глупостями, только в пе plus ultra (высшей) степени. Тексты, по этой причине, можно считать более безобидными, потому что они вызывают смех и имеют то преимущество, что им — как правило — невозможно следовать. Это объясняет, почему позволительно извлечь из глубины веков разнообразные обряды, что было бы недопустимо, если, хотя бы гипотетически, кто-то воспринял их всерьез. Такая критика распространяется на все сохранившиеся ритуалы, независимо от их конечных целей и различий между ними. Одни более абсурдны, другие, возможно, более жестоки, но все они пропитаны черной магией так же, как любое нецензурное слово —упоминанием греха. Различие между белой и черной магией подобно различию между безобидным и злым словом.
    Конечно, было бы неосмотрительно утверждать, что всякий, кто сможет исполнить все без исключения предписания ритуалов, ничего не добьется. Возможно, в прошлом в большинстве случаев такие эксперименты и сопровождались какими-то результатами. Обман начинается с внутренней готовности обманываться — известны случаи ясновидения и тысячи подобных факггов в состоянии гипноза, так что нелепо предполагать, что ритуалы древней магии — которых немало — не давали примеров пророчеств в таком состоянии самогипноза, которое магический ритуал вызывал и, очевидно, не только в предрасположенных этому людях. Они опасны в той степени, в какой они применимы.
    Категория: История | Добавил: Кошка (06.03.2009)
    Просмотров: 746 | Рейтинг: 0.0/0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]